Make your own free website on Tripod.com

Иван Бенчев

Русские иконы из собрания Фаннины Галле в Музее икон в Реклингхаузене (Германия)

 

Русское искусство, № 1 (21), Москва 2009. C. 76–81

 

 

Благодаря не только музеям, но и частным коллекционерам, формируется и охраняется до сих пор мировой фонд культуры и искусства. Владельцам частных собраний мы благодарны (а также обязаны) пополнением существующих и появлением выдающихся новых музеев. В 1920-30-е годы на авансцену собирателей русских икон вышли иностранцы, нередко обладающие как знаниями, так и возможностями для формирования совершенно новых коллекций на Западе. В этих собраниях встречались нередко подлинные жемчужины русского иконописного искусства, то есть те шедевры, которые и и стали украшением постоянных экспозиций западноевропейских музеев.

Каждая частная коллекция является частью духовного и материального богатства страны.

Музей икон немецкого города Реклингхаузен был создан в 1955 году на основе приобретения 73 икон именно из частных коллекций. Это коллекции доктора медицины Генриха Вендта (1901–1956) а также знатока русской истории и культуры, профессора Кенигсбергского и Венского университетов, доктора Мартина Винклера (1893–1982). Уже в первые месяцы после создания музея его собрание пополнилось 150 иконами из других частных коллекций и коммерческих галерей. В начале 1960-х годов музею удалось приобрести три иконы большого формата из собрания барона Ганса Генриха фон Гертварта фон Биттенфельда (1904–1999), который в 1930-е годы был атташе и секретарь Миссии германского посольства в Москве. Тогда же были приобретены 50 икон из собрания русского антиквара в Париже Александра Попова (1885–1965).[i]

В 1957 году были приобретены 10 икон из коллекции историка искусства и социолога Фаннины Галле, проживавшей тогда в Нью-Йорке. Задачей настоящего сообщения является попытка представить более подробно не только интересное частное собрание икон, но так же одного из выдающихся друзей русского народа, одного из тонких знатоков его культуры и искусства.

Фаннина Борисовна Галле, рожд. Рубинштейн, родилась 26 октября 1881 г. в городе Паневежис (до Первой мировой войны русск. Поневеж) на севере Литвы. После получения диплома учительницы она отправилась в Берлин, где изучала философию и германистику. В 1907 вышла замуж за австрийца и стала гражданкой Австро-Венгрии. После того как она прошла несколько семестров истории искусства в Цюрихе и Берлине, Ф. Галле начала в 1914 году на Венском университете писать докторскую диссертацию о владимиро-суздальской каменной пластике, которая была опубликована в 1929 году.[ii] Эта работа относится к числу общих трудов по истории русской архитектуры, наряду с исследованиями И.И. Толстого и Н.П. Кондакова.

Наравне с древнерусском искусством Ф. Галле живо интересовалась современной авангардной сценой. В Вене она состояла членом правления Общества содействия современному искусству, которое было основано в начале 1920-х годов. В 20-х годах она опубликовала статьи о Марке Шагале, Лазаре Сегале, Василии Кандинском и Пауле Клее.[iii] В немецком журнале Der Querschnitt 1925 года можно найти ее как автора наряду с Леонидом Леоновым, Лидией Сейфулиной, Александром Таировым, Ларисой Рейснер, Владимиром Маяковским и другими знаменитостями.[iv] В 1929 г. она же сотрудничала с прославленной Школой Баухаус в Десау.

Ее книга Altrussische Kunst («Древнерусское искусство»), опубликованная в Берлине в 1922 году, была первым изданием об иконах на немецком языке. Она же была переведена на французский и итальянский языки.[v] Ф. Галле дружила со многими интеллектуалами и художниками, например с Василием Кандинским и Оскаром Кокошкой, который нарисовал ее портрет. (ИЛЛ.) До и после революции Ф. Галле часто бывала в России. Там же она в 1911 году познакомилась с А. И. Анисимовым, который, согласно его собственному утверждению, подарил ей одну икону. К сожалению, неизвестно, какую; возможно – большую икону Богоматери Владимирской. В библиотеке Музея икон в Реклингхаузене хранится статья А. Анисимова „Раскрытие памятников древне-русской живописи“ с надписью: „Фанне Борисовне Галле с искренними приветами автора.  Москва. Май, 1921 г.“[vi] Там же хранится и книжка А.И. Анисимова „Домонгольский период древне-русской живописи“ (Изд. Центральных государственных реставрационных мастерских, М. 1928) с посвящением: „Дорогой Фанне Борисовне Галле с сердечными приветами от давнего друга, написавшего эту статью. Буквы б.м. означают слово Богоматерь А.И. Анисимов“.

С докторской диссертацией Ф. Галле были связаны новые длительные путешествия в начале 1920-х гг. в Советскую Россию. Так, в 1924 году она ездила туда с научной целю при поддержки ВОКСа (Всесоюзное общество культурной связи с заграницей).[vii] В этом же году Ф. Галле опубликовала маленький эксклюзивный каталог икон из собрания бывшего музея Имп. Александра III в С. Петербурге.[viii] Тираж был предназначен для друзей знаменитого издательства книг по искусству Е.А. Зееман в Лейпциге.

В 1930-е гг. Ф. Галле увлеклась социологией и публицистикой, опубликовала новые работы о древнерусском искусстве, а так же роли женщины в Советском союзе.[ix]

В 1940 году она эмигрировала в США, была стипендианткой в Йельском университете и является первой женщиной, прочитавшей доклад в Oriental Club Йельского университета.[x] В 1946 году работала над книгой о горских евреях на Кавказе. Ф. Галле умерла 14 декабря 1963 года в Нью-Йорке. Ее архив находится в Архиве Бахметьева в Колумбийском университете, а 10 русских икон из ее собрания в Музее икон в городе Реклингхаузен (с 1957 года).[xi]

В 1920-е гг. в России Ф. Галле приобрела не менее 9 икон, которые принадлежали известному специалисту по раннехристианскому, византийскому и древнерусскому искусству профессору Дмитрию Власьевичу Айналову (1862—1939)[xii], с которым она поддерживала тесные дружеские отношения. Например, Д.В. Айналов подарил ей свою книгу „Византийская живопись ХIV столетия“ (Петроград 1917) с дарственной надписью: „Уважаемой Фанне Галле от автора на память 10 / ХII 28. Ленинград.“, а позже свою книгу с посвящением: „Многоуважаемой Фаннине Борисовне Галле от автора на добрую память. Ленинград 17 окт. 1933 г.“.

В России же Ф. Галле познакомилась с Мартином Винклером, который впервые поехал туда в 1924 году. Кстати, арестованный в 1930 году А. Анисимов показывал при допросе, что познакомился с Ф. Галле в 1911 году, а с М. Винклером в 1930 г. Он же сообщал, что никогда сам не вывозил иконы за границу, а только подарил две иконы из своего собрания — Галле и Винклеру, достав разрешение на вывоз. [xiii]

Естественно, что когда город Реклингхаузен решил создать Музей икон, тот же профессор Винклер подумал о своей давней знакомой, живущей тогда в Ню Йорке. Началась корреспонденция с директором музея Томасом Гроховяком о продаже коллекции. 4 мая 1957 года Ф. Галле писала в Германию: «Спасибо за Ваше письмо от 25 апреля с подтверждением Вашего согласия. Теперь окончательно решено, что я расстаюсь с иконами, которые на протяжении многих лет, в хорошие времена и лихую годину, дарили мне радость, утешение и были для меня духовным убежищем… Вот видите, одна лишь мысль об этом настраивает меня на элегический лад. В то же время я не хочу скрывать, как счастлива оттого, что моя небольшая коллекция попадет не в чьи-то руки, а именно в Ваш музей, которым я искренне восхищаюсь не только из-за самой идеи его создания, но и потому, что он поддерживается на высоком уровне…».

После того как Томас Гроховяк сообщил 19 сентября, что иконы благополучно прибыли в Реклингхаузен, Ф. Галле написала ему 8 октября еще раз: «Как я Вам уже писала несколько месяцев назад, сама мысль о том, что и иконы, и моя библиотека будут там, где должны быть и куда они органичным образом вписываются, кажется мне исполнением моей заветной мечты, к которой я стремилась всю свою жизнь». В этом письме Ф. Галле упоминает, что одна из ее икон, а именно большая икона «Богоматерь Владимирская» (инв. 320, ИЛЛ.), на протяжении многих лет – вплоть до 1937 года – выставлялась в Музее кайзера Фридриха в Берлине.[xiv] Но интересной и ценной составляющей этой коллекции являются и остальные иконы.

Для коллекционера процесс показа своего собрания – всегда большое событие. Тем более бытование его коллекции в истории. Поэтому за шесть лет до своей кончины Ф. Галле щедро и мудро распорядилась со своими иконами: Настоящая щедрость по отношению к будущему, -  писал по этому поводу Альбер Камю, - заключается в том, чтобы все отдавать настоящему.

Конечно, Ф. Галле как эксперт общалась в России со многими учеными, знатоками и коллекционерами. При том эта коллекция собрана совершенно легитимно.

Видно, что, не располагая значительными средствами, она собирала свою небольшую коллекцию для себя. Она действительно увлекалась русской иконой, любила ее, изучала, знала. Что приятно в коллекционировании Ф. Галле, так это то, что она подходила к созданию коллекции с научными критериями. При этом „женская“ тема – тема Богоматери – особо присутствует. Особых шедевров здесь не найти, но все иконы довольно старые (XVIXVIII вв.) и их художественные качества очевидны. 9 из 10 икон – пядницы. Самая древняя икона из коллекции - это Богоматерь Владимирская. Она же единственная  большая икона (53 см).

До недавней публикации нашего альбома в Москве (2008 г.) из коллекции Галле только икона Никиты Воина была известна широкому научному кругу. Остальные 9 икон раньше не публиковались и редко выставлялись. На постоянной музейной экспозиции из десяти икон Ф. Галле представлены 6 икон: инв. 251, 254, 311, 312, 313 и 321. Три иконы из собрания Ф. Галле публикуются здесь впервые, что особо радует составителя этих кратких заметок.

 

 

 

 



[i] Ева Хауштайн-Барч Об истории создания Музея икон в Реклингхаузене // Ева Хауштайн-Барч / Иван Бенчев, C. 11.

[ii] Fannina W. Halle Die Bauplastik von Wladimir-Ssusdal. Berlin /Wasmuth/, 1929. Fol. Mit Titelbild, 1 Karte, 69 meist ganzseitigen fotografischen Tafelabb. u. 13 Abb. im Text. 84 S.

[iii] Fannina W. Halle Marc Chagall // Das Kunstblatt, hrsg. von Paul Westheim, 6. Jahrgang (1922), Heft 12, Potsdam 1922, S. 507-517, Abb. S. 517; Fannina Halle Lazar Segalls Illustrationen zu David Bergelsohns "Maasse-Bichl" // Menorah: Beiträge in Heft 6 des 2. Jahrgangs (1924); Fannina Halle, Dessau: Burgkuhnauer Allee 6-7. Kandinsky und Klee // Das Kunstblatt XIII, 1929, 203-210.

[iv] Der Querschnitt. V. Jahrgang, Heft 5, Juni 1925 (Berln, Ullstein Verlag): L. Ljeonow, L. Sejfulina, A. Tairoff, Fannina Halle, Larissa Reißner, Majakowski u.a.

[v] Fannina W. Halle Alt-Russische Kunst. Eine Einführung. (= Orbis Pictus, Weltkunst-Bücherei, Bd. 2). Berlin, E. Wasmuth, o. J. (1922). Mit 48 Tafeln. 26 S; Fannina W. Halle Arte Russa Antica la Civilta Artistica - Vol. V. Roma: Edizioni Di - Valori Plastici, N.D.; Dr. Fannina W. Halle L'Art de la Vieille Russie. Trad. de Maurice Bloch. Collection "Documents d'Art". Paris 1922. 24 стр., 48 илл.

[vi] Историк искусства доктор Кармен Хертц, которая в 1923 г. посетила Москву, имела повторно возможность наблюдать за реставрацией икон. См. Сarmen Hertz Gräfin Finckenstein Tagebuch einer Reise nach Moskau und Petersburg Mai-August 1923. Bearbeitet von Gerta Calmann geb. Hertz. Gesellschaft der Bücherfreunde zu Hamburg e.V. 1974, С. 45, 64.

[vii] Офи­циальное учреждение, фактически в системе НКВД — МГБ.

[viii] Fannina W Halle Ikonen aus dem ehemaligen Museum Kaiser Alexander III in St. Petersburg: Privatdruck für die Freunde des Verlages E.A. Seemann. Leipzig 1924, ill.

[ix] Fannina W Halle Die Frau in Sowjet-Russland. Berlin/Wien/Leipzig 1932; Fannina W Halle De vrouw uit het Sowjet-oosten. Arnhem. Van Loghum Slaterus. 1937; Fannina W Halle Frauen des Ostens. Vom Matriarchat bis zu den Fliegerinnen von Baku. Zürich, Europa, 1938; Fannina W Halle Frauenemanzipation, Bericht aus den Anfängen des revolutionären Russland, 1932 (Neuauflage Westberlin 1973); Fannina W Halle Free Women of Russia // Woman's Home Companion 70 (February, 1943), 30-31.

[x] "A Biblical People in the Mountains of Soviet-Caucasia" (10 мая 1941 г.).

[xi] Bakhmeteff Archive, Columbia University Libraries.

[xii] Список печатных трудов Айналова составляет ок. 220 книг и статей; архив ученого хранится в С.-Петербурге.

[xiii] И.Л. Кызласова Александр Иванович Анисимов (1877-1937). Из истории исследования художественной культуры Византии и Древней Руси. Изд. Моск. госс. горного университета, вып. 1, М. 2000, С. 72, 75.

[xiv] Икона реставрировалась недавно.