Make your own free website on Tripod.com

Ivan Bentchev. Die Technologie in den griechischen und bulgarischen

Malerbüchern des 16.–19. Jahrhunderts: Nektarij, Anonymus I und II, Dionysios von Phourna, Georgi Damjanov, Panagiotes Doxaras, Christofor Žefarovic, Zacharij Petrovic, Christo Jovevic, Cod. D. slavo 39, Dico Zograf, Zacharij Zograf. Recklinghausen 2004 (Beiträge zur Kunst des christlichen Ostens, Bd. 11), 404 стр., илл.

 

Автор рецензируемой монографии — известный болгаро-немецкий реставратор и историк искусств Ив. Бенчев — давно и пристально изучал

рецептуры старых иконописцев: греческих, русских и болгарских. Его книгу «Технология в греческих и болгарских Ерминиях 16–19 вв.» можно

рассматривать в качестве первого изложения и перевода на немецкий язык всех Ерминий, бытовавших на Балканах. Текст вступления и двенадцать глав

снабжены обстоятельными примечаниями, комментариями, иллюстрациями, таблицами, схемами, обширной библиографией, указателями рукописей, имен и терминов на немецком, греческом, русском и болгарском языках. Указатель терминов является уникальным и очень полезным словарем.

Большой труд Ив. Бенчева оценить по достоинству легче тому, кто занимался изучением аналогичного материала и был вынужден проработать сотни

источников. Свод греческих и болгарских Ерминий, изданный Ив. Бенчевым, на порядок полнее по объёму и основательнее других публикаций,

посвященных этой специальной теме. И действительно, только теперь появилась возможность учесть все дошедшие до нас Ерминии и установить их взаимосвязанность. Материалом этой книги заложен прочный фундамент для последующих исследований. Ив. Бенчев не только изучил и перевел

неизданные до сих пор рукописи и представил их в специальных статьях с учётом их места в истории искусства и технологии, но и рассмотрел довольно

большую часть сопутствующей литературы. Источниками, которыми пользовался Ив. Бенчев при изложении Ерминий, являлись прежде всего

неизданные до сих пор манускрипты, хранящиеся в Бухаресте и Софии, а также рукописи из русских собраний и научные издания на русском языке. Кроме этого, Ив. Бенчев приводит множество своих собственных наблюдений как реставратора-практика и историка, цитирует научные труды своих коллег, сообщает их мнения по данной теме. К работе над рецензируемой книгой Ив. Бенчев привлек и своих коллег — ученых из разных областей науки и техники, что принесло огромную пользу изданию. Это помогло исправить ошибки и пропуски в других переводах, например, в технологической части неоднократно издававшейся Ерминии Дионисия Фурнографиота, которая публиковалась на французском (1845), немецком (1855), русском (1868) и английском (1974) языках. Многие термины даже в последних изданиях (например, английское издание Дионисия в переводе Пола Хетерингтона, сербское издание Типика Нектария, Первой Иерусалимской рукописи и Ерминий Дионисия и семьи Зографских М. Медича, Белград) не только очень часто неточны, но в них встречаются даже материалы, искаженные по смыслy переводчиками и издателями. Только что вышедшее в свет первое польское издание Ерминии Дионисия (И. Каня, Краков, 2003), обесценено тем, что в нем некритично использованы старые французский и немецкий переводы.

Во вступлении Ив. Бенчев выражает благодарность немецким и другим зарубежным коллегам за их советы. Особо ценную помощь, по его словам, оказали три греческих переводчика, слависты, химики, технологи, а также специалисты из других областей науки.

Сложность работы с этим непростым историческим материалом состоит в его правильном истолковании и затем адекватном переводе на современный язык. Не случайно, что такая полная подборка источников оказалась возможной только сейчас. Как греческие, так и болгарские Ерминии написаны на местных диалектах, сегодня они уже почти непонятны и грекам и болгарам. Старинная лексика, непонятная грамматика, неразборчивость почерков в рукописях — все это представляет немалые трудности для специалистов, обращающихся к данному материалу. Тексты пестрят давно забытыми профессиональными ремесленными турецкими, итальянскими, немецкими и другими терминами. В 1978 г. А. Василиев перевел на новоболгарский язык Ерминии Захария Петровича и Дичо Зографа. Ив. Бенчев обнаружил в этой не так уже старой работе ряд ошибок (в переводе Ерминии Петровича) и подверг резкой критике истолкование материала. Все обнаруженные Ив. Бенчевым ошибки существенны, а его поправки и интерпретация многое меняют в наших общих представлениях о содержании Ерминии, уточняют и проясняют оригинальные рецепты Дионисия и Петровича. Говоря об ошибках в прошлых изданиях, не нужно забывать, что их писали узкие специалисты, более знатоки языков, чем технологии. Уже А.-Н. Дидрон (1845) да и П. Хетерингтон (1974, 1995) ставили значение ряда терминов под вопрос. В переводах иногда возникали загадочные рецепты, которые объясняли «тайнами ремесла». Но оказывается, что как в русских подлинниках, которые полностью изданы в 1995 и 1998 гг. специалистами Государственного научно-исследовательского института реставрации в Москве, так и в греческих и болгарских Ерминиях никаких тайн нет. Ив. Бенчев дает много дополнительных ссылок на русскоязычную литературу. Перевод в его книге читается легко. Все рецепты можно воспроизвести и опробовать на практике, поэтому книга должна пробудить живой интерес иконописцев, реставраторов, технологов, химиков, историков искусства и других специалистов.

Эта книга, по-видимому, делает на сегодня издание корпуса балканских Ерминий завершённым. Ив. Бенчев в начале каждой главы достаточно много

внимания уделяет биографии авторов Ерминии, поскольку каждый труд тесно связан с личностью творца и временем его деятельности. Свод начинается с

древнейшей Ерминии — Типика Нектария (глава I). Он переведен на русский язык по Леопардовскому сборнику, изданному в 1995 г. Теперь и читатель, не

владеющий древнерусским языком, может ознакомиться с текстом. До сих пор переводилась только глава Нектария о стенной живописи на польский язык, и только в 2002 г. был издан (с большими пробелами в связи с трудностью понимания древнерусского языка) полный сербский перевод М. Медина. Не лучше обстояло дело с переводом Первой Иерусалимской рукописи (глава II и III), который впервые издал на русский язык Порфирий Успенский. Этот перевод опубликован в посмертном издании М. Медича.

Широкую публику должен заинтересовать новый немецкий перевод известной Ерминии Дионисия Фурнографиота (глава IV). Впервые Ив. Бенчев

дает расшифровку некоторых неясных терминов, например «линон» (серый подмалевок), «муртасанги» (свинцовая желая), «санталоци» (янтарь). Слово

«санталоци» Г. Шефер перевел в 1855 г. как «сандаловое дерево». Эту же ошибку повторяет и новейший польский переводчик. Из-за неправильного

перевода рецепт о приготовлении олифы с деревянными «щепками» получался абсурдным. За исключением Порфирия Успенского Ерминию Дионисия часто переводили люди хорошо знающие родной язык, но не владеющие профессиональной терминологией, а иногда и поверхностно знакомые с Ерминиями. В оправдание всех переводчиков необходимо однако сказать, что исторические книги по технологии переводить всегда тяжело и промахи под силу устранить лишь коллективу научных редакторов.

У Ив. Бенчева четко прослеживается зависимость Дионисия от текста двух Анонимов в Первой Иерусалимской рукописи. Ссылки Дионисия на Феофана и Панселина присутствуют уже в более древней Иерусалимской рукописи. Дионисий почти полностью следует за ней, добавляя только немного «своих»

рецептов. Ив. Бенчев дает в ссылках разночтения в рукописях и переводах, поскольку издания Порфирия Успенского и Хетерингтона базируются на двух разных рукописях. Автором уточнена и Ерминия 1832 года Г. Дамянова (глава V), которая полностью совпадает с Ерминией семьи Зографов, изданной М. Медичем.

Ерминия Панагиотиса Доксараса 1726 года (глава VI) издавалась до сих пор только на греческом и частично на болгарском языках и почти неизвестна

специалистам. Доксарас учился в Венеции и его теоретический трактат о живописи представляет собой настоящий панегирик итальянской живописи.

24 его рецепта о лаках и один параграф о золочении представляют большой интерес для практиков, занимающихся западной живописью эпохи барокко.

Чрезвычайно ценна Ерминия Христофора Жефаровича, написанная до 1740 г. (глава VII). Ив. Бенчев дает развернутое описание жизни и творчества этого

выдающегося ровесника Дионисия (Жефарович умер в Москве в 1753 г.). Жефарович целиком посвятил себя написанию фундаментального труда по

технологии (127 параграфов), намного превышающего по объему и содержанию технологическую часть Ерминии Дионисия. Это оригинальное

произведение на греческом языке издается в рецензируемой книге впервые.

Перевод сделан по мало кому известным двум рукописям (1776–1777) и (1836), сохранившимся в Бухаресте и Софии. Теоретические главы в начале зависят от Трактата Леонардо да Винчи. Большие и содержательные главы посвящены искусству гжели, масляной живописи, а два словаря на греческом, латинском и немецком языках просто уникальны. Жефарович составил списки наименований пигментов и красок. Хочется верить, что в будущем эта Ерминия станет не менее известной, чем Ерминия Дионисия, которую она во многих отношениях превосходит.

Ерминия XIX века Петровича (глава VIII) публикуется полностью; в нумерации Ив. Бенчева мы имеем 238 параграфов. Предыдущий перевод А. Василиева на новоболгарский язык во многом неточен. В 1978 г. он еще не знал, что эта Ерминия по большей части является болгарским переводом Ерминии Жефаровича. А. Василиев даже не указал на параграфы, взятые из других Ерминий, например Дионисия. Здесь надо сказать, что иконописцы из Самокова и юго-западной Болгарии первыми воспользовались славянскими переводами греческих Ерминий типа Иерусалимской рукописи и Ерминии Дионисия и это произошло не позже начала 30-х годов XIX века, Следующие Ерминии, Христа Йовевича 1836–1838 гг. (глава IX) и Cod. D. sl. 39 в Софии того же времени (глава X) содержат в общем известные, но также и оригинальные рецепты.

Перевод «Первой Ерминии» Дичо Зографа 1835–1839 гг. (глава XI), насчитывающей 50 параграфов, во многом передан Ив. Бенчевым точнее, чем это сделано А. Василиевым в 1978 г. в переводе на новоболгарский язык. Перевод Ив. Бенчева оказывается в ряде случаев более удачным, может потому, что он работал со многими Ерминиями одновременно.

Книга оканчивается двумя краткими Ерминиями: «Второй Ерминией» Дичо Зографа 1851 г. (глава XI) и Ерминией Захария Зографа, написанной около 1830–1850 гг. (глава XII).

Несомненно, этот свод является ныне наиболее значительным и полным сводом по технологии художнического ремесла, извлеченным из греческих и болгарских Ерминий, поскольку в сербо-хорватских Ерминиях чаще всего находим одни и те же рецепты о чернилах.

При подготовке к печати огромной массы материала конечно, не удалось избежать некоторых недостатков, часть из них исправлена автором уже после

печати. Поскольку мы запросили Ив. Бенчева о вероятных неточностях в издании, можем сообщить следующие недочеты (слева — изданный текст, справа —исправления этого текста.

 

Errata

 

S. 60, 98, 122, 375 Apfelbaumrinde        Eschenrinde

S. 89, § 25 dünner Farbe                          mit Grau (linon)

S. 95, § 41 und S. 317-318, Abb. 47         Vgl. zu Absaugen der Farbe mit Dochten aus Wolle Platon, Gastmahl: „Das wäre eine schöne Sache, lieber Agathon, wenn es mit der Weisheit eine solche Bewandtnis hätte, daß sie aus dem Volleren von uns in den Leereren hinüberflösse, wenn wir mit einander in Berührung kommen, gleichwie das Wasser durch einen Wollenstreifen aus dem volleren

Becher in den leereren hinüberfließt.“

S. 114  Paginierung                                 Paginierung; fast identisch mit der Hermeneia in Skopje (siehe S. 127).

S. 123 Cod. D. gr. 366...                         datiert vom Schreiber „23. Februar 1799“, gekauft 1806

S. 126 1848 ante quem... 1848                zweite Hälfte 18. Jh… 1819

S. 127, bei Cod.FF: „Fassung...Dionysios.“         Fassung nach Dionysios; fast identisch mit Damjanovs Hermeneia.

S. 151 § 24…                                           § 24… = Colmarer Kunstbuch 1479. Bern, Cod. Hist. Helv. XII45, S. 146-148

S. 230  § 117 fol. 54v                              § 117 fol. 54v-55

S. 230  § 118 fol. 54v-55                        § 118 fol. 55v Kermes

S. 230  § 119 fol. 55                               § 119 fol. 56 Tinte

S. 230  § 120, 121                                  Diese zwei Paragrafen ganz streichen!

S. 367  1 Pausen /  89                             Streichen!

 

Возможно, читатель не получит широкого введения в технологию иконописи, но надо сказать, что автор и не ставил себе задачу написать учебник для иконописца. Книга Ив. Бенчева основана на переводах старых текстов, которые являются наставлениями, так что составленный им свод служит наилучшим источником информации для тех, кто интересуется специальными вопросами об иконописных техниках на Балканах. Этот свод одновременно является источником сведений об авторах Ерминий и историей их создания, включённых в биографический контекст, который излагается ясно и понятно.

Книга с успехом может служить в качестве введения в технологию иконописи православного мира, это своего рода «технологическая история» иконописи Греции и южных славян. В отличие от других изданий, Ив. Бенчев уместно привлекает западные трактаты и источники, которые, вопреки существующим мнениям, почти не касаются Ерминий типа Дионисия, но имеют связь с произведениями Доксараса и Жефаровича, что убедительно показано автором.

Тот же, кто уже знаком и с русскими подлинниками, читая эти Ерминии, получит огромную пользу, открывая неизвестные ранее исторические

взаимосвязи. Хорошо представленный изобразительный материал позволяет наглядно представить и сами рукописи и их тематику. Этот свод, наверное, является наиболее основательным изданием наряду со сводом русских подлинников.

Убеждены, что книга Ив. Бенчева появилась вовремя. Книг зарубежных историков искусства в России переводится крайне мало. А между тем исследования византийского и православного искусства во всем мире идут полным ходом и имеют не только теоретические, но и вполне практические результаты. Поэтому важная и ориентированная на традиции древнерусского искусства фундаментальная книга Ив. Бенчева представляет интерес для русских читателей. Очень желателен ее перевод на русский язык.

 

 

Член-корр. РАН Г.И. Вздорнов